Баальбек – руины у подножия Антиливана

Величественные руины Баальбека находятся в Ливане, в плодородной долине Бекаа, у подножия гор Антиливана, в 85 км к северо‑востоку от Бейрута. Баальбек был некогда одним из самых священных мест на Земле, а его храмы значились среди чудес древнего мира. Но в наше время Баальбек всеми забыт – он разрушен и стерт с лица земли за двадцать лет войны и терроризма. В некоторых книгах по археологии о нем вообще не упоминают…

Во времена Римской империи Гелиополис был одним из крупнейших центров в восточных провинциях. При императоре Августе город был обращен в римскую колонию и имел римский гарнизон. Самыми значительными и наиболее величественными являются развалины большого храма Юпитера, построенного в римский период Антонином Пием. Храм был разрушен временем и войнами. Довершило дело землетрясение 1759 г. и сейчас мы можем увидеть лишь остатки собственно храма и двух больших дворов, окруженных колончатой галереей, с великолепным портиком при входе. А ведь раньше именно сюда приезжали римские императоры, чтобы принести жертвы своим богам и спросить оракула о судьбах империи.

Баальбек

Тит Элий Цезарь Антонин, вошедший в историю как Антонин Пий, то есть «благочестивый» (86–161), – древнеримский император. Правление Антонина Пия стало вершиной могущества империи. Он продолжил оборонительную внешнюю политику своего предшественника. На территории современной Шотландии, в дополнение к валу Адриана, были построены укрепления. Пограничные легионы предотвращали войны еще до их начала, и хотя в Иудее было подавлено очередное восстание евреев, его правление было одним из самых спокойных и мирных. Отсутствие затрат на военные походы обеспечило казне финансовое благополучие и позволило расширить систему фондов, предназначенных для поддержки бедных слоев населения. Своими преемниками он назначил Марка Аврелия и Луция Вера, которых, по воле Адриана, он усыновил, еще когда сам был назначен наследником.

Арабы считали, что Баальбек принадлежал мифическому Нимроду1, который когда‑то царствовал в этой части Ливана. В одном арабском манускрипте, найденном в Баальбеке, говорится, что Нимрод послал гигантов, чтобы они восстановили Баальбек после Потопа (что перекликается с историей о 12‑й планете). В другом тексте сказано, что Нимрод восстал против своего бога и выстроил в Баальбеке Вавилонскую башню.

Иногда строительство Баальбека связывается с библейским персонажем Каином, сыном Адама. Он будто бы построил Баальбек в качестве [1] убежища, когда бог Яхве проклял его. Патриарх общины маронитов Ливана Эстфан Довейги писал: «Согласно сказаниям, крепость Бааль‑бек – самое древнее строение в мире. Его построил сын Адама Каин в 133 г. от сотворения мира, в припадке безумной ярости. Он назвал его в честь своего сына Еноха и населил великанами, которые были наказаны Потопом за свои беззакония».

Местные мусульмане тоже считали, что это было выше возможностей людей – передвигать огромные камни Баальбека. Но они полагали, что эту работу сделали не великаны, а демоны или джинны. Английский путешественник Дэвид Уркхарт предложил сходную версию о том, что строители Баальбека применяли в качестве передвижных кранов для транспортировки камней мастодонтов – вымерших ныне огромных животных, похожих на слонов!

Сейчас Баальбек – маленький городок в долине Бекаа в Ливане, но там и теперь еще есть на что посмотреть. Каменные террасы поражают своими колоссальными размерами – похоже, что это сказочный великан сложил их из огромных блоков. На каменном основании был воздвигнут античный храм, руины которого сохранились до наших дней.

Советуем прочитать  Движение жёлтых жилетов. Французский дебют

Баальбек

В исторический период, предшествовавший римским завоеваниям, благоприятное географическое положение Баальбека не способствовало его возвышению и славе. Ни в ассирийских, ни в египетских текстах о нем даже ни разу не упоминается.

Элей Садер из Американского университета в Бейруте доказала, что в глубокой древности Баальбек не играл важной роли.

Нимрод – древний царь и герой, кратко упоминаемый в Ветхом Завете. О Нимроде сообщается, что он был «силен на земле» и «сильный зверолов пред Господом». Согласно библейскому рассказу, он основал великое царство и заложил несколько важных вавилонских и ассирийских городов. В Книге Михея (5: 6) Ассирия именуется «землею Нимрода». В раввинистической литературе его имя связывается с еврейским словом, означающим «восставать», и он рассматривается как бунтарь и идолопоклонник. Предполагается, что именно Нимрод начал строительство Вавилонской башни в знак неповиновения Богу. Легенды гласят, что Нимрод бросил Авраама в пылающую печь за его настойчивость в поклонении Яхве, однако Авраам вышел из нее невредимым. Нимрод фигурирует также в арабских преданиях, и его имя (в форме Нимруд) иногда встречается в ближневосточных топонимах.

Название его происходит, по‑видимому, от имени божества по имени Ваал и указывает на плодородие почвы в долине. Когда римляне начали строить здесь гигантский храм Юпитера, каменные террасы уже были кем‑то сложены. Археологи, которые их обследовали, уверены, что террасы намного старше, чем античные постройки.

До сих пор не имеется никаких сведений, которые подсказали бы, кто и когда соорудил в Баальбеке террасы из обтесанных монолитов. Это по меньшей мере странно – ведь речь идет не о каких‑то мелких деталях, а о каменных громадах, по сравнению с которыми меркнут даже такие грандиозные постройки, как египетские пирамиды!

В V в. до н. э. исполинские террасы Гелиополиса – и совершенно справедливо – причислили к чудесам света. Многотонные монолитные каменные блоки с величайшей точностью уложены друг на друга. Они плотно пригнаны и держатся без связующего состава.

В стену террасы с северо‑западной стороны встроены три самых больших в мире обработанных монолита. Это так называемый Трилитон – Чудо трех камней. Монолиты доставлены из каменоломни, находившейся примерно в километре от территории храма. Каменные блоки имеют длину 29, высоту 4 и толщину 3,6 м. Вес каждого из трех гигантов составляет от 800 до 1000 т.

В отличие от Египта в Баальбеке нет никакой реки, а местность между каменоломней и террасами всхолмленная и каменистая. Там нет покрытой песками равнины, по которой можно было волоком тащить каменные глыбы. Невозможно себе представить, каким образом был привезен на строительную площадку такой неподъемный груз. А ведь многотонные блоки не только доставлялись из каменоломни, но и поднимались на высоту примерно семь метров (двухэтажный дом!). Непонятно, зачем надо было их высекать и устанавливать огромные монолиты, когда можно прекрасно обойтись каменными плитами меньших размеров – это проще и быстрее.

Советуем прочитать  Девочка, заставившая весь мир замолчать на 6 долгих минут...

Поблизости от террас найдены еще два каменных блока. По неизвестной причине их не использовали при строительстве. Другой обработанный монолит остался лежать в каменоломне. Совершенно непонятно, для каких целей он предназначался, так как строительство террас было уже закончено. Раньше предполагали, что он служил противовесом при поднятии строительного материала, но современные вычисления опровергают данную версию. Трудно поверить, что зодчий, руководивший столь уникальной и сложной постройкой, сделал такую нелепую ошибку: ведь «лишний» каменный блок весит около 1200 т, и его высекали из скалы много недель.

Баальбек

Впервые это место упоминалось в 332 г. до н. э.: речь шла о походе Александра Македонского. Великий полководец завоевал почти весь известный в те времена мир, в том числе и Баальбек.

С конца IV в. до н. э. город принадлежал династии Птолемеев, около 200 г. до н. э. началось владычество династии Селевкидов. В 64 г. до н. э. Баальбеком завладела Римская империя. В составе римской провинции Сирии Баальбек превратился в крупный торговый и культурный центр на Ближнем Востоке.

«Золотой век» Баальбека начался во времена Юлия Цезаря. В городе разместился римский легион, началось строительство великолепного храма Юпитера. Храм построен на монументальной так называемой «Большой террасе». На площадке 88×48 м были установлены по периметру 54 колонны (сохранилось только шесть). Диаметр каждой колонны составляет 2,2, а высота – 20 м (примерно с 6–7‑этажный дом). Это был самый большой храм в Римской империи, а афинский Парфенон, по сравнению с громадой храма Юпитера, мог показаться миниатюрной игрушкой. Большая терраса послужила основанием для величественного храма Юпитера, но она была предназначена не для этой цели. А для какой? На этот вопрос пока не могут ответить ни историки, ни археологи.

Возможно, римляне тоже не знали, кто ее создал. Можно предположить, что каменная площадка служила фундаментом для храмового сооружения невиданных размеров – намного большего, чем римский храм‑гигант. Но такая гипотеза противоречит всем собранным историческим сведениям о долине Бекаа, где в бронзовом веке не происходило ничего особенного. В эпосе о Гильгамеше[1] упомянута гора в кедровом лесу, где располагалась обитель богов: «Они видят кедровую гору, обитель богов, священный престол Ирнини». Прямого указания на Баальбек и ливанские кедры в этом тексте нет, хотя не исключено, что какая‑то связь имеется.

Поскольку о природном происхождении террас в Баальбеке не может быть и речи, значит, их все‑таки кто‑то построил. Даже при современном уровне строительной техники поднимать и транспортировать грузы весом около 1000 т было бы исключительно трудным делом. Римские зодчие, при всех своих достижениях, не могли похвастаться инженерными знаниями, необходимыми для подобной постройки. То же самое относится и к искусным греческим архитекторам.

Поразительно, что ни греки, ни римляне, владевшие Баальбеком в течение нескольких столетий, не упомянули террасы ни единым словом в своих многочисленных пространных сочинениях.

Как ни странно, европейские археологи нового времени продолжили античную традицию пренебрежительного отношения к древнейшему памятнику зодчества. Террасы, как ни странно, не привлекли пристального внимания современных историков. Их гораздо больше интересовал римский храм Юпитера, стоявший на каменных блоках Большой террасы.

Советуем прочитать  Кадеш, место великой битвы

Зато для уфологов здесь, пожалуй, все довольно ясно. Путеводной нитью в решении загадки послужила цитата из Библии: «И я видел: и вот бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него; А из средины его как бы свет пламени из средины огня; И из средины его видно было подобие; четырех животных, – и таков был вид их: облик их был как у человека; и у каждого – четыре лица, и у каждого из них – четыре крыла; А ноги их – ноги прямые, и ступни ног их – как ступня ноги у тельца, и сверкали, как блестящая медь. И руки человеческие были, под крыльями их, на четырех сторонах их; И лица у них и крылья у них – у всех четырех; крылья их соприкасались одно к другому: во время шествия своего они не оборачивались, а шли каждое по направлению лица своего».

Баальбек

С точки зрения уфологов, это повествование явно указывает на присутствие на Земле инопланетных существ. Если представители высокоразвитой инопланетной цивилизации посетили Землю и провели здесь некоторое время, они вполне могли возвести для своих целей каменные террасы, строительство которых было для людей в то время непосильной задачей. Прочные ровные площадки могли служить для взлета и посадки космических кораблей.

Гильгамеш – в шумерской и аккадской мифологии герой, чьим прототипом послужил один из правителей Урука. «Песнь о Гильгамеше» – эпическое произведение о его подвигах – считается древнейшим литературным произведением, созданным в XXII веке до н. э. древними шумерами. Однако судить о нем можно только по гораздо более поздним спискам из клинописной библиотеки Ашшурбанипала, царя Ассирии, относящимся к VII в. до н. э.

Гильгамеш на две трети – бог, на одну – человек. Он вел такой образ жизни, что обитатели Урука обратились к богам, чтобы те вразумили своенравного и буйного Гильгамеша. В ответ боги создали Энкиду, который, хотя и оказался еще более воинственным и распутным, стал другом Гильгамеша.

Эпос о Гильгамеше – сокровищница поэзии Двуречья – создавался на протяжении тысячелетий двумя народами – шумерами и аккадцами. Сохранились отдельные шумерские песни о Гильгамеше и Энкиду. У них один и тот же противник – Хумбаба (Хувава), охраняющий священные кедры. За их подвигами следят боги, в шумерских песнях носящие шумерские имена, в эпосе о Гильгамеше – аккадские. Но в шумерских песнях отсутствует связующий стержень, найденный аккадским поэтом. Сила характера аккадского Гильгамеша, величие его души не во внешних проявлениях, не в противоборстве с богами, а в отношениях с естественным человеком Энкиду. Эпос о Гильгамеше – это величайший в мировой литературе гимн дружбе, которая не просто способствует преодолению внешних препятствий, но преображает и облагораживает.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertisment ad adsense adlogger